• Главная
  • О компании
  • Новости
  • Деулина: Подъемники и пандусы нужно установить в каждом музее России

Деулина: Подъемники и пандусы нужно установить в каждом музее России

Многие музеи и выставочные залы в РФ расположены в старинных зданиях: купеческих особняках, дворянских усадьбах. После реконструкции, воссоздания позолоты и лепнины, огромных люстр и парадных лестниц мало кому приходит в голову, что на лестнице как не было, так и нет пандуса, по которому мог бы подняться человек в коляске.

О проблемах создания в музее доступной среды для инвалидов рассказала в интервью корреспонденту РИА Новости Ирине Зубковой директор Нижегородского государственного Выставочного комплекса Геля Деулина.

- Геля Александровна, сейчас в большинстве административных зданий уже установлены пологие пандусы. А в музеях, театрах, выставочных и концертных залах?
- Учреждения культуры в этом отношении пока что сильно отстают. Думаю, что доступность среды в учреждениях культуры не менее, а может быть, и более важна, чем в зданиях государственных органов. В музее пандус, подъемник, широкий коридор нужны не только и не столько инвалиду на коляске, сколько тому, кто передвигается на своих двоих. Человек здесь не только узнает что-то об истории или искусстве, но учится сочувствовать, сопереживать - в том числе и понимать, что в любую минуту может оказаться там, в коляске на этом подъемнике, и тогда останется один на один со своей бедой. 

- Доступны ли для инвалидов нижегородские музеи?
- В нашем миллионном городе из полусотни музеев всего один полностью доступный - Музей истории и культуры Московского района. В мою бытность его

 

 

директором это была первая задача, которую мы поставили перед собой при реконструкции. Потребовались консультации с инвалидами-колясочниками. Они объясняли, что и как нужно сделать: под каким углом должен идти пандус, какой длины... 
В главном выставочном комплексе города всё сложнее. Сделали пологий пандус - но на пути в гардероб и в залы даже первого этажа преграда: лестница. Если приезжает посетитель на коляске, приходится звать четверых здоровых мужчин, чтобы внести человека и коляску наверх. Это совершенно негуманно. Человек, желающий посетить музей, не должен зависеть от того, сумеют его внести туда или нет.

- Но как быть, если лифта, пандуса, поручня нет?
- Их нужно устанавливать при реконструкции или ремонте - заранее планировать и вносить в смету. Нам сейчас предстоит именно ремонт, поскольку выставочному комплексу передали второй этаж здания. Это исторический и архитектурный памятник, так что сразу обратились к специалистам по установке подъемных устройств, продумывали разные варианты - какое именно установить: внутренний либо прозрачный наружный лифт, платформу, ступенькоход или что-то еще. Взвешивали все за и против: объем работы, возможности здания, стоимость… Но в том, что устройство необходимо, сомнений не было. Сейчас можно найти приемлемое конструктивное решение для любого здания. В нашем случае это подъемная кабина. Сейчас наконец выделены деньги и на нее, и на специальный туалет для инвалидов. Так что сегодня я могу с уверенностью сказать: доступная среда в выставочном комплексе будет. А значит, будет и арт-салон с уроками живописи, которые художники будут давать всем, вне зависимости от физических возможностей, и многие другие проекты.

- Вы сказали «наконец». Были сложности?
- Да, ведь есть и менее дорогостоящие варианты подъемников. Но лестничный подъемник дешевле только на первый взгляд. Он дороже в эксплуатации: на каждый лестничный марш нужно ставить специально подготовленных сотрудников с электронной карточкой, они должны его запускать, поочередно проходя все лестничные марши; им нужно платить зарплату и т. д. Бюджетным учреждениям это не под силу. Как говорят руководители компаний, занимающиеся подъемным оборудованием, такие «памятники» у нас в городе уже стоят в бездействии. 
«Сколько людей на колясках приходит к вам, скольким вы помогаете подняться по лестнице?» - спрашивали нас. «За прошлый год - два». - «И всё?» Но ведь потому и мало инвалидов приходит в музей, что попасть в него трудно! В других музеях мне приходилось слышать: «Ну вот проедут по этим направляющим на лестнице несколько человек, а остальным будет неудобно, они будут спотыкаться». Да ничего страшного, на любой лестнице места достаточно. Но пусть хоть один человек получит доступ туда, куда он до этого попасть не мог. Это уже большое дело: человеческие сердца растопить надо. Пусть это будет не поток людей из сотни тысяч, но даже если в музей придут десять или сто человек на колясках, то это уже хорошо.

- Сто? В городе столько людей с ограниченными возможностями передвижения? 
- Их гораздо больше: не менее нескольких сотен. В 90-е, когда я впервые побывала в Европе, меня потрясло огромное количество колясочников везде: на улицах, в общественных учреждениях, в музеях, выставочных залах, в парках. Сначала у меня был шок: «Что это, нация инвалидов?» Потом пришло понимание: везде есть пандусы, подъемники - открытая среда.

- Какие нужно шаги предпринять, чтобы инвалиду в музее было легче: и колясочнику, и слепому, и глухому, и с нарушенным интеллектом? 
- Должна быть межмузейная программа, обмен опытом. И думаю, надо развивать волонтерскую деятельность в этом направлении: привлекать людей, которые готовы помогать добровольно и бескорыстно. Нужна тесная работа с обществами инвалидов - там есть прекрасные специалисты, которые знают проблему изнутри и объединяют вокруг себя людей. Обычно художники дают разрешение на то, чтобы незрячие и слабовидящие могли потрогать их скульптуры и другие работы. Конечно, до гипсовых скульптур, произведений из тонкого стекла или изделий из бумаги по объективным причинам дотрагиваться нельзя. Но в большинстве случаев достичь согласия удается.
Музеям нужно вообще поменять отношение к посетителям - любым. Пока что многие сотрудники музеев воспринимают зрителей как некое посягательство на их тишину и покой: посетитель «принесет три копейки, а надышит на три рубля», да еще и фотографировать вздумает, а может, у него, чего доброго, и мобильный телефон зазвонит. Такую деформацию сознания, нравственную коррозию надо менять. Музей должен повернуться лицом к человеку - тогда в нем хорошо, удобно будет всем. И инвалиды не будут исключением.

 

 

Источник: РИА Новости